Видеоигры и детская агрессия

Видеоигры и детская агрессия

Детскому устремлению к ясности и простоте видео игры в войну соответствуют самым лучшим образом.

В данной ситуации ясно установлено, кто будет выражением злых сил (враг на экране), какими средствами можно пользоваться в борьбе с ним, и, разумеется, то, что играющий однозначно является «настоящим и добрым».

На него нападают, он находится в ситуации вынужденной защиты допускаемой законом ситуации, в которой снимается табу на проявление агрессии.

При этом самое определяющее, собственные подручные средства ведения борьбы в этом фантастическом мире проявляют себя как исключительно положительные, больше того, они даже вплетены в переплет ведущейся игры как оправданно нужные для выживания меры.

Если в реальной ситуации мальчик или девочка имеет возможность выражать свои переживания лишь так, как ему это дозволяют педагоги, то в процессе игры он может безо всяких ограничений и чувства вины отдаваться агрессии благодаря вышеописанным игровым структурам.

В процессе игры не происходит уничтожение близкого субъекта (в частности, одного из его родителей), невзирая на всю амбивалентность чувств к тому.

Фактическое же нападение на членов семьи означало бы нанесение реального вреда собственному их существованию, например, потерю какой-либо надежды на поддержку и заботу пап и мам.

Однако взрослый, оставаясь в твердой убежденности, что он делал все самое-самое лучшее для блага своего чада, неизбежно с отвращением воспримет столкновение с фантастической битвой его ребенка на компьютерном мониторе.

Неужели этот инфант — результат его неуклюжего воспитания?

Считая себя самого совершенно миролюбивым воспитателем, он придет в изумление, как это могло случиться, что ребенок его себя ведет столь жестоко.

Такое извращенное стремление ребенка к садизму и разрушению может проявлять корни только где-то на стороне: у других детей, в кинофильмах, в прогнившей структуре ценностей коммерциализованного социума и тому подобное.

Такого рода поведение ребенка отзывается в нем ударом по его самооценке как воспитателя.

Оказывается, и он также имеет желание сделать ситуацию однозначно трактуемой, например, в отношении собственной самооценки — «но ведь я делаю все лучшее для ребенка»!

Лишь немногие люди в состоянии себе позволить признать существование темных плоскостей своей души или даже разрешить себе показывать их в жизненных действиях, но ни при каких обстоятельствах не по отношению к ребенку, которого они любят от всего своего сердца.

Большая часть людей имеют свойство отрицать в себе все злое, воздействующее на других и переносить все это на какого-нибудь недруга, пребывающего где-то вовне.

Грамотная раскрутка сайта в Одессе сэкономить вам время и деньги.Обратитесь к професионалам!

Comments are closed.